A+ A A-

Сумеют ли белорусские власти выбраться из кризиса?

Профессор Станислав Богданкевич

На сайт сторонников ОГП поступает большое количество вопросов, касающихся различных аспектов Антикризисной программы. Мы выбрали из них десять - наиболее важных, на наш взгляд, и попросили ответить на них заместителя председателя ОГП экономиста Льва Марголина.

 

1. Есть ли шанс, что действующая власть сумеет выбраться из кризиса?

В экономике накопилось столько перекосов, что в нынешних условиях она просто не в состоянии работать нормально. Одно только перечисление этих перекосов займет целую страницу. Назову основные. У хорошо работающих предприятий деньги изымают и в виде дотаций передают тем, кто работает плохо. На предприятиях лишняя штатная численность. Так называемые прогнозные показатели доводятся не только до государственных, но и до частных предприятий. Тяжелым грузом висят социальные объекты и сельское хозяйство. Все это стоит очень больших денег. Сначала деньги давала Россия, потом помог Международный валютный фонд. Теперь не хочет давать никто. Крохи из антикризисного фонда ЕврАзЭС не в счет. Какое-то время можно жить за счет распродажи собственности, но по-настоящему интересных для инвестора активов не так уж много. Кроме того, в условиях кризиса все рассчитывают на снижение их стоимости в ближайшее время. Это подтверждает информация о предоставлении Сбербанком России 2 миллиардов долларов под залог 35% акций «Беларуськалия», что фактически означает снижение первоначально названной Лукашенко цены этой жемчужины белорусской экономики с 30 миллиардов долларов примерно до 5,7 миллиарда.

Реально в нынешнем году будет продана только вторая половина «Белтрансгаза». Возможно, за 2,5 миллиарда долларов, но нелишне будет напомнить, что за первую половину Газпром рассчитывался четыре года.

Проблемы в экономике могут снять только решительные реформы, направленные на ее либерализацию. Разговоры на эту тему идут уже два года, а воз, как говорится, и ныне там. Основных причин три. Первая заключается в том, что без крупных внешних инвесторов, которые пришли бы всерьез и надолго, реформы невозможны. А инвесторы, тем более обладающие современными технологиями, это штучный товар. Они капризны и без демократических преобразований, которые привели бы к созданию реальной законодательной власти и независимой судебной системы, сюда не придут. Они хотят иметь предсказуемые условия работы и надежную юридическую защиту. Пойдет ли на это Лукашенко? Ответ, я думаю, понятен. Любая полученная более или менее крупная сумма тут же снижает его интерес к реформам.

Вторая причина заключается в том, что реформирование экономики лишает действующую власть рычагов управления ею в ручном режиме. Экономика в значительной степени становится независимой от власти. Инвестор, пришедший в Беларусь с серьезными деньгами и серьезным проектом, не очень зависим от власти, скорее власть зависит от него.

Ну и наконец третья причина. На предприятиях сегодня лежит груз решения социальных проблем населения. После реформирования отвечать за них придется уже государству, а этого оно не умеет и не хочет.

Вот почему ОГП спокойно предлагает действующей власти свою Антикризисную программу, заранее зная, что та все равно не сможет ею воспользоваться.

 

2. В своей Антикризисной программе ОГП предлагает снижение налоговой нагрузки на экономику и одновременно повышение ряда социальных гарантий, прежде всего увеличение пособия по безработице. Многие считают это популизмом. Возможны ли вообще реформы без резкого снижения уровня жизни?

Возможны. Для этого нужно в первую очередь сократить численность госслужащих. По собственному признанию правительства, прозвучавшему из уст министра финансов Андрея Харковца, без ущерба для дела можно сократить от 10% до 15% госслужащих и сэкономить при этом 2 триллиона рублей. На наш взгляд, сократить можно больше, причем без всякого вреда для государства. Мы понимаем, что здесь не учтены силовые структуры, в частности внутренние войска, подразделения спецназначения, которые смело можно урезать на три четверти. На какое-то время нужно полностью прекратить новое строительство за счет госбюджета. Я уже не говорю о президентских резиденциях, которые нужно приватизировать, превратить в санатории и дома отдыха, сделать их источником поступления валюты в страну. И самое главное, нужно прекратить дотирование неэффективно работающих предприятий промышленности и сельского хозяйства. Вместо того чтобы тратить деньги на приобретение сырья, материалов, энергоресурсов, выплату зарплаты тем, кто сам на плаву уже держаться не может, лучше закрыть такое производство, а сэкономленные таким образом средства пустить на выплату пособий по безработице высвобождаемым работникам. Хотя бы первые 6 месяцев пособие должно выплачиваться в размере средней зарплаты по последнему месту работы.

А малый бизнес, если ему не мешать, в считанные недели создаст десятки тысяч новых рабочих мест.

Не обойтись и без внешних кредитов. Стране с предсказуемой властью и под реальную программу преобразований охотно помогут и Россия, и Евросоюз, и США. Ведь даже если в первый год реформ количество безработных увеличится до миллиона, а средний размер пособия составит 200 долларов, то на год потребуется всего 2,4 миллиарда долларов. Сумма, как говорится, вполне подъемная. Государство должно обеспечить бесплатное переобучение тех, кто лишился рабочих мест, при необходимости помочь с переездом туда, где с работой полегче, и создать сеть недорогих общежитий.

 

3. Какая роль в экономических преобразованиях отводится малому бизнесу? 

Одна из самых главных. Частные предприятия и индивидуальные предприниматели должны стать постоянным источником новых рабочих мест. Для этого нужно немного. Мы предлагаем на три года освободить ИП от уплаты подоходного налога. Вдумайтесь: если человек, потерявший работу, сам найдет себе кусок хлеба, государство экономит на пособии, на переобучении, на переселении. Эта экономия с лихвой перекрывает временные потери от недобора подоходного налога. Необходимо снять все ограничения по количеству наемных работников. Отменить обязательное сертифицирование большинства видов производимой продукции, за исключением тех, которые действительно могут представлять угрозу здоровью и жизни потребителей. Нужно признать все сертификаты соответствия и гигиенические сертификаты, выданные в России, странах Евросоюза, заключать двусторонние соглашения о признании сертификатов, выданных в других государствах.

Человек, вкладывающий свои деньги в производство, рискующий ими, должен чувствовать себя главным в своей стране. И, конечно, никаких внесудебных конфискаций, арестов счетов и имущества.

 

4. Как предполагается реформировать сельское хозяйство? Нужно ли его дотировать или предполагается отмена дотаций? 

Если мы хотим, чтобы труженики сельского хозяйства имели достойный уровень жизни, а мы этого хотим, то без дотаций не обойтись. Коренное отличие наших предложений заключается в том, что больше не будет дешевых нефтепродуктов и удобрений, дешевых кредитов и дешевого жилья. Как во всем цивилизованном мире, дотироваться будет произведенная продукция. Условно говоря, продал тонну зерна - получи 10 долларов дотации, продал сто тонн - получи тысячу. Реальная поддержка фермеров, крестьян и даже дачников - по тому же принципу. Все нерентабельные предприятия должны быть реформированы. Помогать им - значит закапывать деньги в землю. И, конечно, главное - частная собственность на землю. Хотя бы для того, чтобы человек, всю жизнь проработавший на земле, отдавший ей свои силы и здоровье, при желании мог продать свой участок и таким образом конвертировать свой труд и пот в реальные денежные знаки. Он должен иметь возможность обеспечить свою старость и оставить что-то детям, которые не захотели работать на земле, а стали врачами или учителями. Не нужно бояться иностранцев. Землю они с собой не увезут, налоги будут платить в наш бюджет, зарплату нашим людям. А еще они смогут научить нас передовым агротехнологиям, современным эффективным формам организации труда.

 

5. Что ждет рабочих в результате осуществления Антикризисной программы?

Главное - достойная оплата достойного труда. Рабочий тракторного завода должен иметь зарплату не меньше, чем его коллега на Западе, и такие же социальные гарантии. Конечно, при этом не обойтись без сокращений, ведь производительность труда у нас еще не дотягивает до западной. Заботу о высвобождаемых должно взять на себя государство. Для этого мы его содержим и платим налоги.

Государство должно обеспечить достойное пособие по безработице, как правило, на весь период поиска новой работы и возможность бесплатного приобретения новой профессии, при необходимости помогать с переселением на новое место жительства.

Государство не обязяно создавать новые рабочие места, но оно должно всячески стимулировать для этого бизнес, вплоть до полной или частичной компенсации предпринимателю затраченных на эти цели средств. Потерявшие работу должны идти в малый бизнес, становиться индивидуальными предпринимателями или объединяться в кооперативы, а государство - всячески способствовать этому. Нужно шире практиковать и досрочный уход на пенсию, не за два, как сейчас, а, может быть, за пять лет до достижения пенсионного возраста.

Создание новых, современных рабочих мест должно стать главной задачей новой власти. Поэтому на президентские выборы ОГП шла с программой «Миллион новых рабочих мест».

Ну а те, кто работает, должны иметь реальные права для защиты своих интересов. Не должно быть никаких препятствий для действующих профсоюзов или создания новых.

 

6. Как вы рассчитываете привлечь иностранные инвестиции, если это не удается нынешней власти?

Как лучше привлечь иностранные инвестиции, проще всего спросить у самих инвесторов. Важно советоваться с теми, кто уже вложил средства в нашу экономику, и с теми, кто еще и не думал об этом. И не просто советоваться, а принимать конкретные меры в соответствии с полученными рекомендациями. Наша страна имеет определенные инвестиционные преимущества: удобное географическое положение, отсутствие геополитических и климатических рисков, квалифицированные и, главное, дисциплинированные кадры. Нужна тщательно продуманная и детально разработанная стратегия развития. Ни в коем случае не стоит стремиться любой ценой сохранить сложившуюся производственную структуру. Если действующие предприятия заинтересовали инвесторов, их нужно приватизировать, если нет - постепенно избавляться от них. Нельзя заниматься догоняющим развитием: дешевле, чем в Китае мы все равно не сделаем. Поэтому нужно развивать транспортно-логистическую сферу, создавать предприятия в сфере информационных технологий и в отраслях, находящихся на переднем крае научно-технического прогресса. Необходимо также всемерно стимулировать сферу услуг и туристический бизнес.

И самое главное, без политических реформ никакие инвесторы сюда не придут. Они хотят быть уверены в незыблемости законодательства. Для этого нужен совершенно другой парламент как единственный орган, принимающий законы. Инвесторы должны быть уверены в надежной защите своих прав. Для этого нужна совершенно другая судебная система и свободная пресса, которая не позволит скрыть от общественности любые проблемы.

 

7. Чем ваша приватизация отличается от приватизации по-лукашенковски?

Главное отличие - в целях. Нынешняя власть видит в приватизации вынужденное зло, последний способ как-то залатать валютные бреши. Для нас смысл приватизации - в поисках эффективного собственника. Уже никому не нужно доказывать, что хозяин должен быть везде. Кроме того, приватизация проводится только один раз, поэтому использование вырученных средств на латание дыр - преступление.

Мы предлагаем придать приватизации народный характер. Приватизировать нужно прежде всего малые и средние предприятия, с участием белорусских инвесторов, с учетом интересов трудовых коллективов и менеджмента предприятий. Крупные предприятия, особенно так называемые голубые фишки, должны приватизироваться по индивидуальным планам, с привлечением стратегических инвесторов, гарантирующих включение наших предприятий в мировые производственные цепочки. При этом 50% вырученных средств должно зачисляться в Фонд социальной защиты населения, но не для использования, а для размещения в самые надежные ценные бумаги. Использоваться будут только процентные доходы от их вложения. Другая половина вырученных средств пойдет на пополнение золотовалютных резервов. Приватизация высокорентабельных активов будет производиться с передачей 15% акций в тот же Фонд, это позволит значительно повысить его финансовую устойчивость.

Следует отметить, что все приватизационные сделки будут производиться гласно, открыто, по заранее известным и одинаковым для всех правилам. Общество должно иметь исчерпывающую информацию о том, почему тот или иной объект продан именно этому инвестору и на каких условиях.

Государство не должно уподобляться «скупому рыцарю». Все, что не используется или используется неэффективно - здания, сооружения, оборудование, - должно продаваться или передаваться арендаторам по остаточной стоимости. Опять же с обеспечением полной гласности.

Огромным материальным ресурсом в нашей стране являются земельные угодья. Количество земли на одного жителя одно из самых высоких в Европе. Этим нужно умело воспользоваться. Каждый должен иметь возможность приобрести земельный участок для различных целей - как производственных, так и личных. При этом могут и должны быть какие-то ограничения, как по количеству, так и по видам земельных угодий, но для этого и существует законодательная власть, которая и будет решать этот вопрос.

 

8. Как вы думаете решать проблемы с валютой? Будет ли она снова доступна, можно ли решить валютный вопрос раз и навсегда?

Безусловно, можно. Технически это не представляет никакой сложности. Нужно провести единую сессию на Белорусской валютно-фондовой бирже, собрав туда заявки от всех банков. Скорее всего, курс, определившийся в результате сессии, будет несколько завышен, но вскоре все придет в норму. Сложно другое. Сложно удержать равновесие при отсутствии рыночных механизмов в экономике. Ведь национальные деньги, валюта и товары - это три составные части рынка, и они находятся в неустойчивом равновесии. В рыночной экономике задача государства (в данной ситуации - Национального банка) - незаметными движениями поддерживать это равновесие. Достигается это увеличением или уменьшением денежной массы в обращении. Когда кто-то помимо Нацбанка, к примеру правительство, увеличивает денежную массу или заставляет коммерческие банки делать это, то девальвация становится лишь вопросом времени. Именно поэтому после девальвации 2009 года произошла девальвация 2011-го, и, судя по всему, следующая тоже не за горами.

В результате растут цены, причем не только на импортные товары. Отечественным производителям нужно импортное сырье и комплектующие, оборудование и запчасти, не говоря уже об импортных энергоресурсах, народ требует повышения зарплат и пенсий - начинает раскручиваться инфляционная спираль.

Чтобы избежать всего этого, Национальный банк должен быть полностью самостоятельным, а его руководство головой отвечать за уровень инфляции в стране. Выросли цены более чем на 3% - руководство Нацбанка во главе с председателем правления автоматически уходит в отставку.

Ну и, конечно, никакого импортозамещения. Каждая страна должна сконцентрироваться на том, что у нее лучше всего получается, и производить это для всего мира. А все остальное закупать по импорту. Это будет наиболее рациональным использованием валюты.

 

9. Сохранится ли социальная направленность рыночной экономики?

О какой социальной направленности может сегодня идти речь, если за последние годы отменено множество социальных гарантий и льгот пенсионерам, чернобыльцам, воинам-интернационалистам и другим категориям. Причем зачастую речь идет о социальных гарантиях, носящих характер возмещения за причиненный ущерб здоровью. Наше государство отменило многое, чем до сих пор пользуются граждане в России, на Украине и в других бывших советских республиках.

Разве можно считать реальной помощью выплаты нуждающимся в размере до 10 долларов на одного члена семьи или разовую помощь в размере чуть более 40 долларов?

Настоящая социальная направленность экономики выражается в достойных и постоянно растущих пенсиях ветеранам и инвалидам, стипендиях нуждающимся студентам.

Настоящая социальная направленность - это стипендии талантливой молодежи для учебы в лучших университетах мира. Настоящая социальная направленность - это доступность массового спорта, строительство хоккейных площадок и футбольных полей вместо ледовых дворцов. Отсутствие очередей в поликлиниках и больницах, возможность сегодня, а не через четыре месяца пройти УЗИ и другие виды обследования. Это пособие по безработице, на которое можно жить. Но, пожалуй, самое главное - побуждение успешных предпринимателей к благотворительности путем введения соответствующих налоговых вычетов, потому что социальная направленность государства - это не только деньги, но и сопричастность граждан к судьбам обездоленных, стимулирование создания соответствующих общественных объединений.

 

10. Как изменится рыночная среда после проведения реформ?

Государство должно значительно уменьшить непосредственное участие в экономике. Недопустимо, когда государство само устанавливает правила игры, само играет по ним и само контролирует правильность их применения. Зачем проверять чадящие городские автобусы на содержание СО2 в выхлопных газах, ведь штрафы пойдут из одного государственного кармана в другой? Зачем Министерству транспорта выдавать частнику лицензию на право проведения техосмотра, если частник создаст конкуренцию организациям Минтранса? И таких примеров столкновения интересов масса. Разве в таких условиях экономика может быть эффективной!

Государство должно создавать правила в экономике и контролировать их исполнение. Через хозяйственные суды оно должно выступать арбитром в спорах между предприятиями. Государство должно само и через систему общественных объединений помогать вступающим в бизнес. Выше мы уже говорили о необходимости кардинального сокращения количества лицензий для осуществления тех или иных видов деятельности. Лицензии должны за редчайшим исключением выдаваться не государственными органами, а бизнес-союзами или учрежденными ими специальными организациями.

Улучшение рыночной среды означает создание свободного рынка ценных бумаг и земли, что является важнейшим средством обеспечения устойчивости валюты и борьбы с инфляцией, потому что при том же объеме денежной массы значительно увеличивает предложение товаров. Государство должно уйти из банковского и страхового бизнеса. Присутствие государства в банковской системе всегда приводит к значительному росту «плохих» кредитов, которые тяжким бременем ложатся на экономику. Ведь принимая решение о выделении кредита, чиновник рискует не своими, а чужими, государственными деньгами. Как минимум в два раза можно сократить количество министерств и ведомств в стране.

Ну и, конечно, налоговая система. Она должна быть простой, стабильной и необременительной для бизнеса. Любые изменения в налоговой системе допустимы только в случае крайней необходимости и не позднее, чем за полгода до их вступления в действие. Как первый шаг необходимо сокращение НДС и налога на прибыль, а также социального налога. Как показывает опыт многих стран как в бывшем СССР, так и во всем мире, разумное сокращение налогов приводит не к уменьшению, а к росту поступлений в бюджет за счет увеличения налоговой базы и просто за счет улучшения бизнес-климата в стране. Кстати, такое улучшение отнюдь не только упрощение регистрации предприятий. Многие готовы были бы терпеть сложности с вхождением в бизнес, если бы потом все стало просто и понятно. Это касается и ценообразования, и оплаты труда, и системы расчетов, в т.ч. валютных.

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.