A+ A A-


Толстокожие белорусы, и ничто их не берет (видео, стенограмма)

Оцените материал
(6 голосов)

В Беларуси живут толстокожие, непробиваемые люди. Им что Чернобыль, что какая другая зараза…


Чернобыль прикоснулся к территории, на которой проживает более 400 миллионов людей. В Беларуси чернобыльский шлейф особенно заметен. Так почему же эта проблема ушла из нашей жизни, почему ее не слышно в международных организациях? И чего ждать, каких сюрпризов от Островецкой АЭС? 

«Пять минут о главном» с доктором технических наук, профессором Георгием Лепиным


стенограмма

 

Анатолий Лебедько:
– Пять минут о главном с профессором, академиком, доктором наук Георгием Лепиным. Тема: 30 лет после Чернобыля.

Георгий Федорович, начнем с того, что британские исследователи представили результаты своей работы. И в соответствии с ними, Чернобыль прикоснулся к территории, на которой проживают 400 млн. человек. Огромное количество людей, большие территории. Но мы видим, что эта тема не в повестке дня ни национальной, ни в какой-то степени, и международной. Почему? Что произошло?

Георгий Лепин:
– Ну, во-первых, я согласен с учеными, которые это заявили. Мне, например, известны регионы в Швейцарии, буквально, на их горно-лыжных курортах, где пятна от выбросов из Чернобыля. То есть Чернобыль захватил практически всю Европу и даже шире. Ну, почему у нас не реагируют на это? У нас старательно пытаются замолчать все это. Предлагают забыть о Чернобыле, считать, что Чернобыль – это уже давно прошедшее, что сегодня можно заниматься другими проблемами.

А делается это ради экономии средств. Эти средства тратятся на что попало. Тратились на эти ледовые дворцы, в которых очень трудно увидеть человека с коньками. Тратятся на строительство огромнейшего дворца – резиденции президента, зачем – непонятно. В общем, на все это тратятся, а на оказание помощи ликвидаторам, лицам, проживающим на этих территориях, средств, естественно, не находят.

Анатолий Лебедько:
– Но нашли средства на строительство Островецкой атомной станции. Это говорит о том, что уроки из Чернобыля не извлечены, а наоборот, мы втягиваемся в проекты, энергетическая обоснованность которых совершенно не очевидна.

Георгий Лепин:
– Не очевидна. Строительство атомной станции затевается очень давно. Уже лет 20-30, как эта борьба ведется. Удавалось немножко оттянуть это, то есть ввести мораторий. Но все-таки к этому рвались. Зачем? Для Беларуси эта станция не только не нужна, она очень вредна. Я попробовал оценить, что произойдет, если будет пущен один блок. В этом случае цена электроэнергии для всех нас возрастет в два раза. Если пустят, не дай Бог, два блока, то цена возрастет в три раза.

Анатолий Лебедько:
– На чем основаны ваши расчеты?

Георгий Лепин:
– Эти расчеты основаны на том, что сама электроэнергия от атомных станций очень дорога. То есть уже за счет этого цена повысится. Все разговоры о том, что это все дешево – это обман чистейшей воды. Второй момент: как только появляется в энергосистеме мощный блок, сразу требуется увеличение так называемого горячего резерва. Сегодня это у нас 300 мегаватт, в случае пуска одного блока это должно стать равным 1 200 мегаватт. Для этого вплоть до того что придется достраивать еще и тепловые станции! То есть не хватит у нас мощности ГРЭС для обеспечения горячего резерва.

Анатолий Лебедько:
– В свои расчеты вы закладываете расходы, связанные с обеспечением, обслуживанием, куда отходы?…

Георгий Лепин:
– Отходы – нет! Отходы – это дополнительно.

Анатолий Лебедько:
– Это дополнительная статья?

Георгий Лепин:
– Конечно! Об отходах никто ничего не знает. Во всем мире нет ни одного хранилища, приспособленного для хранения радиоактивных отходов.

Анатолий Лебедько:
– Ну, хранилища есть. Вы, видимо, имеете в виду гарантии безопасности?

Георгий Лепин:
– Ну, как, в Чернобыле вон было обнаружено четыреста захоронений, проверили. И все 400 признали непригодными. Вот так во всем мире. То есть эти захоронения не надежны все.

Анатолий Лебедько:
– Каков ваш прогноз как ученого, что может быть через 10 лет с Островецкой атомной станцией? На нее мы возьмем 10 млрд. долларов кредита, не будем знать, куда девать отходы, мы еще больше влезаем в зависимость от России. Но, тем не менее, может быть, в самом деле Европа начнем закупать энергию? И мы озолотимся? И решим проблемы ликвидаторов?

Георгий Лепин:
– Европа закупать энергию не будет. Строилась эта станция в расчете, что энергию будут покупать прибалтийские страны. А они категорически заявили, что энергию покупать не будут. Как только они это заявили, Россия тут же прекратила строительство станции в Калининградской области. Уже года полтора, как не строят. А наши продолжают строить.

Анатолий Лебедько:
– Так что может быть? Через 10 лет мы приедем в Островец – что мы там увидим?

Георгий Лепин:
– Я думаю, что увидим то же самое, что я два года назад увидел в Крыму, где строили мощную атомную станцию. Первый блок был достроен до готовности 80 %. Я посмотрел на это дикое кладбище. Это все развалено, все разрушено. Эта станция была зарегистрирована в Книге рекордов Гиннеса как самая дорогая стройка атомная. Ну, мы можем обойти и ее.

Анатолий Лебедько:
– Ну, что ж, сегодня пять минут о главном мы говорили с профессором, академиком Георгием Лепиным о том, как мы живем 30 лет после Чернобыля и каково будущее Островецкой атомной станции. Прогноз таков: езжайте в Крым – посмотрите на то, что стало с Крымской атомной станцией. Время покажет.

 

Смотрите нас, как всегда, без цензуры.

«Пять минут о главном» – это о нашей реальности, о нас с вами, о наших проблемах и перспективах.

Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.