A+ A A-


Николюк: Национальная мобилизация в России породила национальную мобилизацию и в Беларуси

Оцените материал
(1 Голосовать)

Социологи констатируют появление пробеларусскости: желание объединяться с Россией упало, а стремления идти в Европу не прибавилось.


В начале июля Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) представил широкой публике итоги июньского исследования общественного мнения.

На фоне снижения индекса материального положения в нашей стране снизились проевропейские настроения, хотя пророссийские настроения не усилились. Эксперты заговорили о новом явлении, названным «пробеларускостью».

Итоги июньского исследования июля Независимого института социально-экономических и политических исследований  Службе информации «ЕвроБеларуси» прокомментировал эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк

- Весной экономическое самочувствие беларусов по-прежнему ухудшалось, а вот уровень доверия к Лукашенко продолжал  расти: если в марте ему доверяли 45,9%, то уже в июне – 49,6%. Чем вызван этот парадокс? 

- У Якуба Коласа есть роман «На росстанях». На распутье, значит. Это локальное событие, отражающие перемены в том, что принято называть «общественным мнением». Сдвиг произошел под влиянием двух факторов. 

Первый фактор – экономический. По населению ударил рост цен на свинину, что повлекло за собой рост цен на курятину. Новейшая история Беларуси знает случаи, когда удорожание подсолнечного масла в два раза повлекло падение рейтинга Лукашенко едва ли не минимального порога. 

Действует фактор свинины. Неслучайно около 80 процентов респондентов среди главных факторов называют рост цен, инфляцию. На европейском пространстве, в постсоветских странах Беларусь является безусловным лидером по инфляции,  судя по всему, никому не собирается уступать это лидерство. 

Как и в марте, продолжает действовать политический фактор. Речь идет о картинке, которую формируют российские СМИ, - в российском обществе пропаганда вызвала настоящую эйфорию. Об этом говорит и Путин, и исследования «Левада-центра». 

Если в марте политический фактор оказался значительно сильнее экономического, то сейчас он отступает на фоне чистой экономики. Кстати, увеличилось число не только тех беларусов, кто говорит об ухудшении своего материального положения, но и тех, кто открытым текстом говорит, что в Беларуси царит кризис. 

Пока не видно, что экономический фактор ослабеет в обозримой перспективе; обвала никто не ждет, но негативный оттеночек сохранится.

Беларусы не могут вечно плыть на гребне российской пропаганды. Если эта пропаганда просто ослабит градус – ее влияние на беларусское общество как рукой снимет. 

- Треть респондентов считают, что «наш народ может работать не хуже, чем на Западе, но виновато плохое государственное управление». Почему же беларусы доверяют Лукашенко, из-за которого им так плохо живется? Ведь главный и единственный беларусский правитель – сам Лукашенко. 

- Кто-то доверяет Лукашенко, кто-то не доверяет – меня всегда настораживают обобщающие выводы. Хотя рейтинг Лукашенко достаточно высок, он не достигает 50%, а электоральный рейтинг Лукашенко не дотягивает и до 40%. Все относительно. 

- Количество беларусов, для которых «важнее изменение нынешнего положения», растет из года в год: с 41,2% в декабре 2010 года до 52,1% в июне 2014 года. Если эти цифры отражают ожидания, а не намерения беларусов, то чего они ждут – манны небесной? 

- Они отражают общее недовольство. Есть люди, которые в принципе не любят власть, и говорят, что это «не мое государство». Стали цены расти – люди заговорили о переменах. Это то самое, что руководитель «Левада-центра» Лев Гудков называет «диффузным недовольством», которое не порождает потребности совместной деятельности. Огромное количество недовольных не означает, что завтра они выйдут на улицы протестовать. 

Моя сестра, которой 64 года, в марте готова была защищать русских в Крыму с оружием в руках. И что я мог противопоставить этому желанию? Ничего. У меня одна сестра, и у меня не оставалось иного выхода, как менять тему разговора. 

- Из-за украинских событий продолжается тенденция похолодания отношений к Европе. Понятное дело, во время украинского кризиса Европа проявила себя не лучшим образом. Но ведь число сторонников объединения Беларуси с Россией не выросло. Куда подевались беларусы, разочаровавшиеся в европейском пути развития? 

- В марте произошла чистая ориентация на Россию. Но, к сожалению, мы не в состоянии отследить развитие событий в динамике, поскольку проводим исследования раз в квартал. Мартовский опрос мы делали с  1 по 15 марта, а пик пророссийских настроений наверняка пришелся на начало апреля. В марте мы зафиксировали начало роста пророссийских настроений, а через три месяца от него и следа не осталось. 

Но мы зафиксировали неожиданный эффект. В России все это время наблюдается национальная мобилизация. И Лукашенко еще в апреле, в послании Национальному собранию, заявлял, что мы не пророссийские, не пропольские, мы – пробеларусские. Национальная мобилизация в России породила национальную мобилизацию и у нас: мы – не пророссийские, мы – пробеларусские. Желание объединяться с Россией упало, а стремления идти в Европу не прибавилось. Обществу предлагалась альтернатива «пророссийское-пробеларусское»  -  этим и вызвано национальное возбуждение. 

Общественного мнения в общепринятом значении нет ни в России, ни в Беларуси. Глеб Павловский точно охарактеризовал соцопросы «медиаметрией» - она измеряет эхо недавних событий: “Фактически, это медиаметрия, а не опросы общественного мнения. Аудитория отвечает на вопрос об усвоении ею вечерних новостей, а не о собственном мнении. Это не реальное общественное мнение, которое выражается в политических действиях. Оно заперто в мозгу зрителя, и ничего не говорит о его реальном поведении”.

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.