A+ A A-


Э-декларация чиновников – заводы, пароходы и сумочки стоимостью $100 тыс. (видео, стенограмма)

Оцените материал
(4 голосов)

Не будем друг друга убеждать, что коррупция – это зло. Например, в Беларуси потенциал коррупционной составляющей – порядка 30 миллиардов долларов. Что с этим делать?

В Украине начала действовать электронная декларация для чиновников, судей, депутатов. Стране открылось много чего интересного и забавного. Сумочки стоимостью в 100 тысяч долларов, миллионы долларов в чулке и т.д.

Помогает ли электронная декларация обуздать коррупцию? Почему к этому не стремится беларусская власть. К примеру, генеральный прокурор Беларуси считает, что это вмешательство в личную жизнь.

Никита Беляев в передаче «Пять минут о главном» оценивает и прогнозирует ситуацию. Как всегда, по существу и без цензуры.


ОГП-ТВ, стенограмма


Анатолий Лебедько
:
– «Пять минут о главном», а главное – это тема борьбы с коррупцией, вечная и бесконечная. И говорим мы с экспертом по главному, Никита Беляев, эксперт, аналитик Либерального клуба.

Электронное декларирование, которое взорвало на какое-то время украинское информационное и политическое пространство. Никита, вот что это такое, почему такой взрыв эмоций и вокруг этого идут разговоры и на кухне, и в Верховной Раде?

Никита Беляев:
– Ну, как всегда, чужие деньги любят люди обсуждать и рассуждать. На самом деле, инструмент этот достаточно распространенный во всем мире. Практически каждый благодаря ему получает доступ к расходам-доходам чиновников, их ближайшего окружения, видит, что покупается, что приобретается, соответствует ли зарплата чиновника либо депутата этому уровню расходов, и может сделать соответствующие выводы.

Если же мы говорим об электронном декларировании как инструменте борьбы с коррупцией, то, безусловно, его можно рассматривать с положительной стороны, только когда он работает в рамках комплекса мер. Когда есть еще остальные меры, направленные на ликвидацию предпосылок роста коррупции. В ином же случае это в большинстве воем сводится к использованию электронного декларирования как некого инструмента политической борьбы.

Анатолий Лебедько:
– Вернемся в Украину. Вот все-таки это ж обязанность, да? Депутата, судьи, любого чиновника.

Никита Беляев:
– Да. Там сам чиновник и плюс ближайшее окружение, то есть это жена, дети.

Анатолий Лебедько:
– И они должны задекларировать. И задекларировали очень много интересного, начиная от дамской сумочки за 100 000 долларов, там, церкви и разных прочих... Что в этом плохого? Я считаю, что это хорошо, когда люди видят прозрачность, пусть даже относительную, тех, кто говорит от имени народа.

Никита Беляев:
– Да, понятно, что прозрачность нужна, прозрачность важна. Вернемся к тому, с чего мы начинали наш с вами разговор, к чему это приводит, это раз, и вопрос, кто этим будет пользоваться, то есть если в стране нет равенства ресурсов, если в стране в определенном смысле нет прозрачности в информационной сфере, я имею в виду, кто стоит за теми или иными информационными ресурсам. Тогда получается, что эту информацию можно использовать с целью прийти либо удержания власти. Ну, зачастую это будет немножко нечестно.

Анатолий Лебедько:
– Но дает ли это что-то гражданину? Вот я смотрю, едет судья, который рассматривал мое дело, там, и необъективно на Лексусе. Я захожу в сеть, смотрю, а у него вместо Лексуса – Запорожец.

Никита Беляев:
– Если у гражданина есть инструменты влияния на ситуацию институциональные, которые ему действительно может прийти и сделать так, что этого судью уберут, поставят другого и т.д., то да.

Анатолий Лебедько:
– А есть они сейчас в Украине или нет?

Никита Беляев:
– Они на стадии становления, как мне кажется. И поэтому тут очень большой вопрос. Получается, что действительно благодаря этому инструменту возникает какое-то протестное настроение в обществе, но люди, кроме как выйти в очередной раз на улицы, заявить о том, что вот чиновники или депутаты плохие, ничего кроме этого сделать не могут.

Анатолий Лебедько:
– Но, смотрите, есть механизм воздействия на чиновника, который забыл задекларировать сумочку, там, или тот же Лексус в той же Украине. Что ему грозит?

Никита Беляев:
– Да, есть. Там есть разные варианты наказания. Первое, если я не ошибаюсь, административное, то есть это штраф будет, и потом уже, естественно...

Анатолий Лебедько:
– До двух лет тюрьмы.

Никита Беляев:
– Да.

Анатолий Лебедько:
– Вот вы как думаете, если я что-то не задекларировал, и меня подсадили даже на административное дело, а я депутат. На следующий раз у избирателя ведь есть возможность просто не проголосовать.

Никита Беляев:
– Не проголосовать, да. Опять же вернемся тогда к политической культуре общества. До сих пор – и это признают и сами украинцы, и очень много показывалось по телевидению, когда голоса покупались. Граждане сами за деньги отдавали свои голоса. То есть пока еще политическая культура...

Анатолий Лебедько:
– Но все равно – ставки покупки возрастут?

Никита Беляев:
– Да, понятно. Но это – один из шагов. Но шаги надо сделать не только в рамках одного направления. Нужен комплекс мер. Когда получается, что мы по-хитрому обходим остальные важные меры, реформы, как то: независимый суд – вот сейчас, действительно, вопрос был с прокуратурой, опять же...

Анатолий Лебедько:
– Но стимулирует ли это делать что-то еще в комплексе? С тем же судом, с той же прозрачностью, независимостью масс-медиа и т.д.?

Никита Беляев:
– В рамках если мы говорим только лишь об электронном декларировании, мне кажется, что нет.

Анатолий Лебедько:
– Почему так тяжело давался этот вопрос украинцам? Только когда уже ударили кулаком по столу и в МВФ, и в Европейском союзе, они приняли. Значит...

Никита Беляев:
– Я знаю, что сами элиты украинские не хотели этого. Это, действительно, был вынужденный шаг, для того чтобы продолжать сотрудничество и взаимодействие с Западом.

Анатолий Лебедько:
– А как ваши ощущения, беларусская правящая элита, наверное, с радостью хочет ввести электронное декларирование?

Никита Беляев:
– Не ну для любой политической элиты, на самом деле, особенно в переходный период вопрос введения или прозрачности, или электронного декларирования сам по себе очень такой сложный, непростой. Понятно, что есть и политика, и околополитический бизнес и т.д. Но вопрос в том, насколько электронное декларирование будет обязательным для всех, насколько широко оно будет как инструмент использоваться и своевременно ли оно будет применено.

Анатолий Лебедько:
– А как оценивать с точки зрения эксперта заявление Генерального прокурора, что электронное декларирование, декларирование вообще – это вмешательство в его личную прокурорскую жизнь?

Никита Беляев:
– Ну, тут надо смотреть, во-первых, законодательство. Во-вторых, есть моя личная оценка, есть экспертная оценка. В качестве экспертной оценки, я думаю, что сейчас не стоит только лишь – в Беларуси в рамках этих условий – сосредотачиваться на электронном декларировании, потому что пока оно ничего не даст. То есть если существует – не только у нас, и в других странах – ухода от прозрачности, это и переписывание с компании бизнеса, собственности и т.д., это ни к чему не приведет.

Вот если мы будем бороться с предпосылками возникновения коррупции, такими как зарегулированность, сложность административных процедур, различные бюрократические проволочки и т.д. – вот это вот действительно то, на что нужно направить силы сейчас.

Анатолий Лебедько:
– И последний вопрос. В Китае к этой проблеме зашли с другой стороны. Они выпустили целый сериал по 40 минут и конкретно говорят: вот чиновник, там, Мао или Си, который уворовал столько-то там миллионов – и в отношении него вот такое расследование. И растирает слезы этот чиновник по экрану. И уже, по-моему, 17 млн просмотрели эти сериалы, там, 100 млн сайт просмотрели и т.д.

Вот как экспертная оценка вот такого подхода борьбы с коррупцией?

Никита Беляев:
– Двоякое впечатление. Потому что, с одной стороны, в обществе растет культура и понимание того, что коррупция – это плохо. А с другой стороны, получается, что есть сторона, которая опять-таки получает от этого какие-то политические бонусы. То есть те люди, которые этих чиновников садят и вокруг себя делают такое амплуа, дух борьбы с коррупционерами.

Анатолий Лебедько:
– Никита Беляев, «Пять минут о главном» – об украинско-китайском опыте борьбы с коррупцией. Пока же в Беларуси мы не имеем ни электронного декларирования, ни тем более сериалов о борьбе с коррупцией. Вполне возможно, что все это будет в недалеком будущем.

Как всегда, на ОГП-ТВ и без цензуры. Смотрите нас.


Программа «Пять минут о главном» – это о нашей реальности, о нас с вами, о наших проблемах и перспективах. Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.