A+ A A-


Кто похитил Юрия Захаренко?

Оцените материал
(9 голосов)

За политическими похищениями стоят высшие должностные лица республики, – убежден юрист и правозащитник Гарри Погоняйло.

Стенограмма передачи ОГП-ТВ 

Анна Красулина:
– 15-летний срок со дня похищения Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского, Дмитрия Завадского истек. Вы пришли к выводу – по тому, что говорят следователи, что, скорей всего, все ниточки по организации этого преступления ведут наверх. Какие еще есть свидетельства того, может быть, косвенные, что действительно за этими преступлениями стоят высшие должностные лица Беларуси?

Гарри Погоняйло:
– Я бы сказал, даже не косвенные свидетельства, а прямые улики. Что собой представляет рапорт Лопатика? Это итоговый документ начальника криминальной милиции МВД Республики Беларусь, генерал-майора Лопатика, в руках у которого находились все оперативные материалы по случаям исчезновений. Именно его службы накопали и раскрыли, как было совершено это преступление, кто принимал непосредственное участие в качестве организаторов и исполнителей, с указанием даже того места, где, возможно, захоронены трупы. Называлась южная окраина Северного кладбища.

Итак, в рапорте Лопатика были названы секретарь Совете безопасности г-н Шейман, это министр внутренних дел Сиваков, это экс-начальник службы безопасности президентаНиколай Васильченко, и названо подразделение СОБР, которым командовал Дмитрий Павличенко с офицерами и бойцами этого подразделения, которые непосредственно производили насильственный захват жертв, о которых мы говорили. И, видимо, они и убили и похоронили на Северном кладбище, как предполагал в своих материалах Николай Лопатик.

Вторым подтверждением этой версии является постановление председателя КГБ г-на Мальцева о задержании и аресте Дмитрия Павличенко. Этот документ начинается с того, что по материалам долговременной оперативной разработки «Экипаж» было установлено, что Дмитрий Павличенко и его группа занимались похищением и убийством людей. Среди этих людей были и коммерсанты, и обычные граждане, и возможно, вот те как раз лица, которые стали жертвами насильственных похищений, из числа политиков.

Дмитрий Павличенко на основании Постановления, в котором имелась ссылка на Указ президента о борьбе с терроризмом и иными насильственными преступлениями, помещен в Следственный изолятор. Этот арест был санкционирован заместителем генерального прокурора Снегирем. Около суток Павличенко находился в Следственном изоляторе КГБ, так называемой «американке», а затем по личному распоряжению Шеймана был оттуда освобожден. Если правовые основания его помещения в Следственный изолятор имеются – это Постановление Мацкевича, то освобождение его до настоящего времени никаким образом процессуально не оформлено. Известно, что первоначальную команду на его освобождение дал непосредственно Лукашенко, а Шейман лишь уже выполнял и руководил освобождением Павличенко из Следственного изолятора КГБ.

Анна Красулина:
– То есть получается, что он был в «американку» помещен, по документам, но освобожден без всякого документа. То есть по документам он находится в «американке» по сей день?

Гарри Погоняйло:
– Практически, да. Юридически это можно оценивать таким образом. Хотя там ведется учет лиц, находящихся в «американке». Сегодня он не среди учетных этих лиц, которые находятся на довольствии, так скажем, этого ведомства. Он на свободе. Он ныне, говорят, пенсионер. Но в деле уголовном документа об освобождении Павличенко из-под стражи нет.

Я продолжу эту идею дальше. Ведь после освобождения Павличенко последовали кадровые изменения. Своих должностей лишились, прежде всего, председатель КГБ Мацкевич, затем генеральный прокурор, и были кадровые перемены на более низком уровне, о которых меньше всего известно. Ну, например, со своей должности был смещен заместитель председателя КГБ. Юркевич, по-моему, его фамилия. Который непосредственно курировал оперативные службы КГБ. Сам Лопатик также был отстранен от активной работы в своей должности. Ссылались на его якобы болезнь. Но он так и не приступил к исполнению обязанностей и сегодня является пенсионером. Шейман был назначен генеральным прокурором.

Анна Красулина:
– То есть один из главных подозреваемых назначен генеральным прокурором?

Гарри Погоняйло:
– Да. Наумов, который в свое время руководил «Алмазом», а мы знаем, что люди из «Алмаза» также принимали участие в так называемых «эскадронах смерти», назову: Игнатович, Малик и т.д., ныне осужденные, затем Наумов возглавлял службу безопасности президента, затем стал министром внутренних дел. Именно к нему поступил известный рапорт и на его имя был адресован рапорт под грифом «Совершенно секретно» генерала Лопатика, именно на его имя обратился с рапортом под грифом «Совершенно секретно» и начальник следственного изолятора Мингорисполкома Алкаев относительно выдачи пистолета должностным лицам МВД по команде Сивакова, и ряд других вещей, которые, естественно, сегодня, как мы полагаем, должны находиться в деле.

Вот эти материалы, где названы фактически подозреваемые, должны были послужить основной версией для производства следственных действий и закрепления тех установленных фактов, которые были в них отражены. Могу сказать определенно, что эти документы, хотя и носят оперативный характер, это действительно еще не закрепленные процессуальным образом доказательства, но они говорят о раскрытии преступления. Они говорят о том, что оперативные службы эффективно сработали по этим делам.

Но вот после событий, о которых мы только что сказали, в связи с кадровыми изменениями, дело фактически было приостановлено. То есть никаких активных следственных действий по разработке политически мотивированной версии похищений не было предпринято. Следователи формально продолжают делать вид, что они расследуют. Время от времени появляется постановление о продлении сроков расследования, о котором извещаются потерпевшие. Но по делу ничего абсолютно не происходит.

Анна Красулина:
– То есть дело попало, по сути, в руки самих подозреваемых, которые по должности должны его расследовать, чего они, естественно, не делают?

Гарри Погоняйло:
– Скажите, пожалуйста, какую активность прокурорского надзора за расследованием столь значимых дел, вызвавших огромный общественный резонанс, можно было ожидать от г-на Шеймана? Он сделал все для того, чтобы парализовать действия следователей по расследованию этих дел.

Некоторые из них были отстранены от работы непосредственно по расследованию, некоторые оперативные работники даже погибли при очень загадочных обстоятельствах. Некоторые оперативные работники вынуждены были уехать из Беларуси и просить политическое убежище в разных странах. Причем я имею в виду оперативных работников как КГБ, так и МВД, следователей прокуратура и т.д.

То есть тайное стало явным, но власти решили и в этой ситуации сделать все, чтобы приглушить как само расследование в том направлении, которое было уже задано оперативными службами, так и общественное негодование, связанное с причастностью высших должностных лиц к этим преступлениям.

Анна Красулина:
– Можем ли мы на основании того, как развивались вот эти события, говорить о том, кто был заказчиком?

Гарри Погоняйло:
– Естественно, действиями столь ответственных государственных лиц, как г-н Шейман, министр внутренних дел Сиваков, служба безопасности президента Васильченко мог командовать только один человек – г-н Лукашенко.

И он не раз проговаривался относительно того, что именно он руководил всем тем, что происходило с исчезнувшими, и как он на основании только своих команд подавлял и преступные группы, и командовал, например, похищением Кравченко, посла в Японии… Он же открыто признавал: «Дал команду, чтобы его захватили, привезли сюда, в Беларусь», когда Кравченко дернулся что-то где-то как посол.

По ряду других дел… Что он сказал при назначении нового председателя КГБ в адрес тех же журналистов: «Не ищите исчезнувших». Это он говорит, хотя и понимает, что это будет доведено до сведения всей общественности. Но он это говорит сотрудникам КГБ, которые по должности, по статусу, по компетенции обязаны были раскрывать эти преступления. «Я виноват. Не ищите». Если глава государства, если главнокомандующий всеми, что называется, силовыми структурами приказывает не искать, то, естественно, никто и не будет искать.

Конечно, можно эту фразу оценивать как политический девиз, как политическую команду, но понятно, что кроме вот этого флера, политического, здесь присутствуют и непосредственно его желания подавить всякую активность спецслужб по расследованию этих случаев похищений. И так и происходит. Эти выводы сделаны не мной, эти выводы сделаны в докладе Пургуридиса. Что власти после известных событий ничего не предприняли для того, чтобы раскрыть эти преступления.

Анна Красулина:
– Скорее, наоборот.

Гарри Погоняйло:
– Да. Нельзя говорить о том, что наше следствие неквалифицированное. Нельзя сказать о том, что сотрудники прокуратуры, осуществляющие общий надзор за расследованием громких дел, неэффективно работают. Нет. Все они специалисты. Но когда их командир непосредственный, когда их политический начальник говорит: «Не трожьте этих обстоятельств! Не замазывайте мое светлое имя больше», они вынуждены подчиниться.

Я неоднократно говорил о том, что в этих условиях, когда г-н Лукашенко абсолютно открыто перед камерами, перед журналистами, перед общественностью говорит о таких фактах, таким тоном, теми словами, о которых мы говорим, понятно, что он этим парализует действия и следователей, и оперативных служб, и прокурорских работников, которые должны осуществлять надзор за этими делами, и судей, куда мы неоднократно направляли жалобы на бездействие этих и оперативно-следственных служб, и в отношении прокуроров. Ничего не сделано.

Анна Красулина:
– А что за закон о борьбе с радикальной оппозицией?..

 

Продолжение следует.


Смотрите видеозапись этой беседы на нашем канале тут: https://www.youtube.com/watch?v=jB0CXQYRHc4

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.