A+ A A-


Заочный диалог Лукашенко и Романчука в 20 вопросах и ответах

Оцените материал
(10 голосов)

24 апреля А. Лукашенко в очередной раз обратился с Посланием белорусскому народу и Национальному собранию. Всего 79 минут. Это вполне себе формат диснеевских мультиков. Вполне в духе времени, когда люди не смотрят и не читают больших текстов.


Оценим основные тезисы, утверждения и гипотезы президента. 


1. АГ: Мир находится в состоянии неопределённости, нестабильности и высокого напряжения. 
Я: Правильно. Действительно, мир такой. Мы на это повлиять не можем, но создать институты мира, устойчивого развития обязаны. 


2. АГ: Коммерческие интересы ТНК, провоцируют военные конфликты. 
Я: Неверно. Война для львиной доли транснациональных корпораций (кроме ВПК) – это потеря капитализации, блокировка доступа на рынки, потеря выручки и сокращение прибыли. Ложный тезис взят ещё от пропагандистов. 

3. АГ: Конкуренция между государствами стала обыденным делом. 
Я: Правильно. Конкуренция была, есть и будет. Только конкурируют производители товаров и услуг. Конкуренция государств – это конкуренция правовыми системами (где надежнее защищаются права собственности), налоговыми системами (где легче налоговая нагрузка, легче платить налоги и больше денег остаётся на руках у людей), условиями для производителей товаров и услуг. В страной конкуренции Беларусь проигрывает даже в рамках ЕАЭС, не говоря уже о Евросоюзе. 


4. АГ: Планету захлестнули торговые войны. 
Я: Правильно. Торговый протекционизм на волне, но здесь пока больше угроз. Размер тарифов и объём нетарифных ограничений показывает, что США, ЕС, Австралия остаются самыми свободными, с точки зрения международной торговли, регионами. Важно извлекать уроки из ошибок других. Торговые барьеры – это грубая ошибка. Беларусь была и остаётся страной с одним закрытых для международной торговли стран мира. Мы даже не в ВТО. Беларуси де-факто находится в состоянии торговой войны со всем миром, включая партнёров по ЕАЭС. Чтобы претендовать на роль миротворца, нужно самому проводить политику мира по отношению к иностранным товарам, деньгам, услуга и рабочей силе. Этого в нашей стране нет. 


5. АГ: Вместе – мы сила. 
Я: Правильно, лозунг верный, но на практике власти его игнорируют. В стране нет инклюзивности, а есть особый статус государственных коммерческих организаций. Есть особый статус коммерческих организаций, созданных министерствами, исполкомами и другими органами госуправления. По-прежнему доминирует монополизм, а правоохранительная система считает государственный сектор, особенно в споре с частным, приоритетным, лучшим, в пользу которого нужно принимать решения. 


6. АГ: Мы не станет закрываться от мира. 
Я: Правильно закрываться от мира для страны с малой открытой экономикой – это себе вредить. Но мы и так очень сильно от мира закрыты. Мы глубоко залезли в кокон тарифных и нетарифных барьеров и не можем оттуда выйти. Поэтому правильнее было бы говорить: «Мы осознали ошибку в закрытости от мира и будет её быстро исправлять». 


7. АГ: Санкционные войны заденут и нас. 
Я: Правильно, задет, ещё как заденут. Уместно вспомнить, что диверсификация провалено, потому что власти не допустили децентрализации и приватизации. Чтобы нейтрализовать внешние шоки из России, нам нужно иметь совсем иной режим денежно-кредитной, бюджетно-налоговой и регуляторной политики. Белорусское правительство же «слизало» все основные параметры экономической политики с России, а теперь удивляется, что нас задевают и повергают в кризис её экономические и геополитические проблемы. 


8. АГ: Наша задача - быть открытым для лучшего, расти быстрее, чем другие». 
Я: Правильно надо брать лучшее в теории и на практике. Почему же тогда белорусские власти продолжают копировать крайне неэффективную политику России? Почему заимствует не работающие в условиях Беларуси институты Евросоюза? Почему делает ставку на советские механизмы и институты, когда советская модель с треском проиграл конкуренцию по всем фронтам? В 2008 году написал книгу «В поисках экономического чуда». В ней на примере 12 стран показал лучший мировой опыт. Бери и пользуйся. Она на русском языке. Это важно, потому что более 95% белорусских чиновников не знают толком ни одного иностранного языка, поэтому они до сих пор смотрят на мир глазами русских авторов. 


9. АГ: Необратимый характер позитивным изменениям – главная задача. 
Я: правильно, но для обратимости не хватает как раз тех самых рыночных, правовых, финансовых институтов, которые бы позволили Беларуси расти 6 – 9% годовых на протяжении, как минимум, 20 лет. Белорусская модель имеет встроенные механизмы накопления ошибок, которые неизбежно приводят к кризисам разной глубины и продолжительности. 


10. АГ: «Верховенство закона без ущерба экономическому росту». 
Я: Неверно. Верховенство закона должно быть. Точка. Никаких других привязок и условий. В Беларуси принцип верховенства закона не работает, институт частной собственности дефективен, экономическая деятельность сильно криминализована. Правоохранительная и судебная системы душат экономический рост нормативными актами типа указа № 488. В Послании не было ни слова об отмене тех актов законодательства, которые кошмарят бизнес и тормозят экономический рост. 


11. АГ: Время распределительной централизованной плановой экономики безвозвратно прошло. 
Я: Правильно, оно ушло, потому что эта модель полностью себя дискредитировала, но в Беларуси она продолжает оставаться доминантной. Ручное регулирование цен, централизованное распределение ресурсов по крупным госпредприятиям, госзаказ и защита от внешних и внутренних (частных) конкурентов – вот белорусская реальность. Когда в стране ~80% активов и ресурсов в руках распорядителей чужого, когда через бюджет ежегодно перераспределяется ~ 45% ВВП, это и есть та централизованная плановая модель, которая себе дискредитировала. Так зачем её сохранять и защищать, Александр Григорьевич? 


12. АГ: Кто действительно управляет госпредприятиями — директор, представитель государства, концерн или министерство? Предприятия при гиперопеке государства не могут работать в реальной конкурентной. 
Я: Правильно, у белорусских предприятий семь нянек, а дитя без глазу. Действительно, сектор госпредприятий работает в условиях гиперопеки государства. И так уже почти 25 лет. Систему управления менять надо, ликвидировать конфликт интересов, «развести компетенции», как говорит президента. А кто мешает? Где указ о запрете министерствам, исполкомам и ведомствам заниматься коммерческой деятельностью? Кто превратил министров в директоров над директорами? Самое время активно и решительно внедрять принципы международного корпоративного управления. Надеяться на команду старожилов в Вертикали, которые, что бы ни делали, всё равно получается Совок/Госплан, нет оснований. Ждём кадровых решений, да, Александр Григорьевич? 


13. АГ: Беларусь не является привлекательным транспортным хабом, чтобы от нас летать во все страны мира. 
Я: правильно, не является, потому что у нас сохраняется жёсткая монополия «Белавиа», а инфраструктурой авиаперевозок («Минск-2») управляют отвратительно и в пользу узких, часто шкурных интересов. Так международный бизнес не делается. Тут нужен, действительно, профессиональный менеджмент. 


14. АГ: Беларусь нужно сделать привлекательной для богатых со всего мира, надо сыграть на опережение. 
Я: Правильно, надо. До сих пор на кого ориентировались? На пролов, которые стали VIP-распорядителями чужого? Или на «красных директоров», которые каждый год с протянутой рукой трясут бюджет? Чтобы богатые пришли Беларуси должна иметь 1) английское право (импортировать нужно ибо импортозамещение здесь точно провалено); 2) банковская тайна, 3) 100-процентная гарантия частной собственности, 4) отменить практику ареста предпринимателей до решения суда, 5) провести амнистию капитала и людей, осужденных за т. н. экономические преступления, 6) экономическая свобода, 7) мультивалютность, 8) низкие налоги, 9) отмена безумной нормы списания денег со счетов, блокировки счетов, конфискации, 10) частная собственность на землю, 11) и многое другое…. Сделаем это всё, Александр Григорьевич, заживём богато обеспечит быстрый рост и развитие во благо страны. 


АГ: Компании – посредники, компании - прокладки (государственные), в них часто родственники начальников. 
Я: Правильно. VIP-распорядители против честных, полноценных, правовых рыночных отношений, потому что они присосались к государственным ресурсам и активам. Их бизнес модель проста: бери у налогоплательщиков – клади себе в карман, а юристы пусть оформят это так, чтобы было похоже на служение народу. Единственное эффективнее лечение – полная приватизация, запрет органам госуправления заниматься коммерцией. Президент опять грозит чиновникам «Не делайте этого!» А им плевать, они уже почти четверть века делают. Поступим иначе, Александр Григорьевич? 


15. АГ: Не забудьте об импортозамещение. 
Я: Неверно, теоретическая и практическая. Импортозамещение – это гигантская кормушка VIP-распорядителей чужого. Это ширма, под которой кроются шкурные интересы «красных директоров», «красных помещиков» и их номенклатурных крыш. Импортозамещение провалилось во всех странах, где его практиковали, оставив бедным, развивающимся странам долги, неликвиды и токсичные ативы. 


16. АГ: Беларусь поставили на рельсы цифровой экономики. 
Я: Неверно. Декрет № 8 - правильный, нужный, классный, но это только самое начало. ПВТ – это далеко не вся экономика. Нужно делать фьюжн цифровой и традиционной экономики. наши ребята из ПВТ готовы помогать заводам и фабрикам, но их никто не просит, их боятся и даже презирают. Принять декрет, пусть даже самый правильный и поставить ВСЮ экономику на цифровые рельсы – это две разные вещи. Нынешний состав Совмина не в состоянии поддержать и быстро развивать идеи ПВТ, интегрировать их технологии. Опять кадровые решения, Александр Григорьевич? 


17. АГ: До сих пор внятно никто не доложил, как АЭС будет встроена в экономику страны. 
Я: Правильно – настоящий скандалище! Делать проект на $10 миллиардов долларов и не знать, как он будет встроен в экономику – это больше, чем простая расхлябанность. Это должностное преступление, нанесение ущерба стране в особо крупных размерах. В проекте белорусской АЭС как в зеркале, отражаются все дефекты белорусской системы управления. При этом мы до сих пор не знаем, кто является автором идеи, лоббистом, кто и какие готовил обоснования, в том числе финансовые. А сейчас вот-вот страна мирного атома не знает, что делать с этим самым мирным атомом, за который налогоплательщики вынуждены заплатить $10 миллиардов. 


18. АГ: Завод в Светлогорске только начал работу, спустя три месяца, был остановлен. (…) Картонный завод в Добруше не работает. Дошли уже до того, что исполнять обязанности директора, раскручивать и запускать автомобильный завод «Джили» в Борисове направлен первый замминистра промышленности. 
Я: Правильно. Вот оно качество государственного планирования, инвестирования и реализации инвестиционных проектов. Вот отражение так называемого кадрового потенциала. Вот результата многолетнего вытеснения частных и иностранных инвесторов. Перед нами – опасность реализации проектов под связанные кредиты Китая, где кроются шкурные интересы китайского номенклатурного бизнеса. им всё равно, что будет с белорусской природой и здоровьем беларусов. Скандально то, что белорусские власти соглашаются и дают госгарантии под такого рода поведение. Пора прекращать коммерческие государственные программы, да, Александр Григопрьевич? 


19. АГ: «Денег и инвестиций в мире хватает, сейчас в цене интеллект и энергия человека. Европа неизбежно стареет, поэтому будет обостряться борьба за трудовые кадры и мозги». Надо, чтобы в Беларусь, «как магнитом», тянуло самых умных. 
Я: Правильно, нужно. Только для этого надо расформировать Министерство образование с его жуткой вертикалью управления и порабощения школ и университетов. Для этого нужно отменить распределение, предоставить автономию вузам, повысить зарплату учителям до $700 в месяц. Нужен полноценный рынок труда, а не декрет № 1 о т. н. тунеядцах. Предприниматели должны быть основными нанимателями, а не госорганизации. Самые умные не пойдут в страну, где бюджетные ресурсы осваивают государственные молодёжные организации, а за каждым чихом молодого предпринимателя следят десятки контрольных органов. Примем соответствующие решения, Александр Григорьевич? 


20. АГ: Мы готовы предложить стабильные и предсказуемые условия ведения бизнеса. 
Я: Правильно. Предложите, а не обещайте предложить. Декрет № 7 есть, но для того, чтобы он начал полноценно работать, нужно внести изменения в ещё в три десятка законов, указов и постановлений. Сколько не говори «халва», а во рту слаще не станет. Белорусский бизнес 12 лет разрабатывает, принимает и продвигает Национальную платформу бизнеса, но чиновники делают только то, что им выгодно. Поэтому проблема № 1 для бизнеса – налоговая система, проблема № 2 – криминализация экономической деятельности не решаются. Президент готов предложить, а чиновники всегда готовы заблокировать любые декларации, заявив при этом «для развития бизнеса в Беларуси все условия созданы». Обманщиков – министров и чиновников менять будем, Александр Григорьевич?

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.