A+ A A-


Карбалевич: Синдром кризиса

Оцените материал
(2 голосов)

Общество впадает в пессимизм именно тогда, когда у власти стоят одни оптимисты.
Станислав Ежи Лец

Итак, почти пятидневная поездка А. Лукашенко в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) закончилась большим конфузом. Его не принял президент этого государства. Почти трое суток белорусский лидер дожидался, чтобы ему организовали встречу хоть с кем-нибудь. 

Наконец, его принял вице-премьер ОАЭ и наследный принц, являющийся заместителем главнокомандующего вооруженными силами этого государства. Эти встречи явно не соответствуют президентскому уровню.

Вообще-то это редкий случай в мировой политике, чтобы глава одного государства приехал с визитом в какую-то страну, и не был там принят на высшем уровне. С А. Лукашенко такое, правда, происходит не впервой. Бывали случаи, когда руководителя Беларуси не принимал президент России. Последний раз это произошло в феврале, когда В. Путин пригласил своего белорусского коллегу в Сочи, но не соизволил с ним встретиться. Бывало, что А. Лукашенко ездил на отдых, катался на лыжах в Австрии, Сербии, без приглашения приехал на Олимпийские Игры в Нагано (Япония) — и все это не сопровождалось встречами на высшем уровне.

Но то были поездки на отдых. А в данном случае президент Беларуси прибыл в ОАЭ с визитом. У главы Эмиратов в течение пяти суток не нашлось даже пяти минут, чтобы хоть из вежливости встретиться с белорусским лидером, пожать руку, обменяться банальными любезностями. Поведение руководства Эмиратов можно рассматривать как прискорбное недоразумение, вызванное неожиданностью визита А. Лукашенко. А можно — как политический жест, дипломатический демарш, призванный продемонстрировать отношение к нашей стране и ее лидеру. И этот явный внешнеполитический прокол государственные СМИ пытаются ретушировать общими рассуждениями об экономическом сотрудничестве.

Поскольку длительная зарубежная поездка не дала результата в виде новых кредитов, то во весь рост встал вопрос: где взять деньги? И тут белорусские власти вновь были вынуждены обратить свой взор на Международный валютный фонд (МВФ). На прошлой неделе Минск в очередной раз посетила миссия фонда для мониторинга экономической ситуации в Беларуси. Белорусские официальные лица в последние два года неоднократно заявляли, что хотели бы получить заем от МВФ. Но до сих пор дальше абстрактных пожеланий дело не шло, за словами не следовали конкретные действия. Ибо для получения кредита от фонда необходимо выполнить стандартные процедуры. Прежде всего, подать официальную заявку. Затем, и это самое главное, предложить программу экономических реформ. Без такой программы фонд денег не дает.

В прошлый раз МВФ осуществлял финансовую поддержку Беларуси в размере $3,5 млрд в 2009—2010 годах. То был период мирового экономического кризиса. Тогда фонд получил установку от великих держав давать кредит практически всем, кто попросит, чтобы залить деньгами бушующее кризисное пламя. Поэтому МВФ закрывал глаза на то, что Беларусь не выполнила некоторые свои обязательства в рамках программы сотрудничества с фондом, но все равно кредит получила в полном объеме.

Однако теперь ситуация иная. МВФ требует от правительства Беларуси структурных реформ в экономике как условие выделения кредита. Именно это обстоятельство мешало начать до сих пор конкретные переговоры о займе. Ибо к рыночным реформам руководство Беларуси не было готово. Еще 14 марта председатель правления Нацбанка Н. Ермакова предположила, что новая программа с МВФ в ближайшие год-два начата не будет, «принимая во внимание политический подтекст». «Решение принимает Совет директоров МВФ, у которого преобладают политические мотивы», — подчеркивала она.

Но уже 28 марта министр финансов А. Харковец проинформировал общественность о том, что ключевые экономические ведомства Беларуси — Минфин, Минэкономики и Нацбанк приступили к разработке концепции программы макроэкономических реформ, одобрение которых Международным валютным фондом позволит стране привлечь новый кредит.

Мы можем констатировать очень знаменательный, важный поворот в умонастроениях правящих верхов. Это значит, что сильно прижало. Наконец дело сдвинулось с мертвой точки, от разговоров и пожеланий белорусские власти делают первый шаг в сторону сотрудничества с МВФ. Вряд ли этот жест означает, что руководство Беларуси решилось на макроэкономические реформы. Думаю, будет предпринята попытка в очередной раз как-то обхитрить экспертов фонда, деньги исправно получать, а свои обязательства не выполнять. Как это сейчас происходит с Антикризисным фондом ЕврАзЭС. Но в любом случае, это начало предметных дискуссий с экспертами МВФ.

И если случится чудо, экономическую программу удастся согласовать, то возникнет тот «политический подтекст», на который намекала Н. Ермакова. При голосовании в Совете директоров МВФ выделение кредита Беларуси могут заблокировать США и ЕС по политическим причинам. Поэтому, если белорусские власти действительно хотят получить кредит фонда, то надо размораживать отношения с Западом, освобождать политзаключенных и пр.

Иначе говоря, государственному руководству надо что-то делать. К этому подталкивают и общественные настроения. В этом смысле очень показательным стало мартовское социологическое исследование НИСЭПИ.

И здесь вот что интересно. В последнее время власти делают все возможное, чтобы вытравить из памяти народа экономический кризис 2011 года, масштабную девальвацию и инфляцию. Сам А. Лукашенко много раз повторял, что это было какое-то недоразумение, неурядица, мелкий эпизод, который не повторится. Например, в духе безудержного оптимизма прошла недавняя пресс-конференция вице-премьера П. Прокоповича. И надо признать, власти сделали немало, чтобы переломить общественные настроения. Обменный курс белорусского рубля уже полтора года практически остается стабильным. Средняя зарплата превысила $500.

Но вот парадокс, социологический опрос показал, что народ не верит. Несмотря на рост зарплат, вопреки официальной статистике, «экономическое самочувствие» белорусов ухудшается. Только 13,3% населения считают, что за последние три месяца их материальное положение улучшилось, а 28,7% утверждают, что оно стало хуже. Почти две трети опрошенных заявили, что белорусская экономика находится в кризисе (не согласны с этим менее четверти). Причем, люди не видят перспективы. Только 15,3% населения надеется, что социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы улучшится, а 27,3% придерживаются противоположного мнения. 51,4% опрошенных ответили, что «в целом положение вещей в нашей стране развивается в неправильном направлении». 74,8% считают, что Беларусь нуждается в переменах.

Все это означает, что раны экономического кризиса в массовом сознании не зажили, они кровоточат. Власти пока не нашли чудодейственного лекарства. Скорее всего, его нет в природе. Ибо лекарство всегда горькое. Тем более при запущенной болезни.

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.