A+ A A-


Есть ли альтернатива скандальному Декрету №3? (видео, стенограмма)

Оцените материал
(7 голосов)

Конституционное большинство граждан Беларуси говорит «НЕТ» Декрету №3.


После уличных протестов февраля-марта текущего года власти вынуждены были приостановить действие скандального декрета. Но вопрос не закрыт. 1 октября Лукашенко все равно намерен подписать обновленный документ, разработка которого проходит за закрытыми дверями. Что делать?

Есть ли альтернатива стратегии Лукашенко «лопату в зубы и работать»?

Об этом – в передаче "Пять минут о главном". Начинаем общенациональную дискуссию о "Правоцентристской альтернативе Декрету №3".

Актуальный разговор с экономистом, руководителем рабочей группы по разработке альтернативы Ярославом Романчуком. Присоединяйся, у тебя тоже есть голос!

 

Стенограмма


Анатолий Лебедько
:
– Добрый, «Пять минут о главном». А главное – это правоцентристская альтернатива Декрету № 3. У нс в студии Ярослав Романчук, руководитель Центра Мизеса и руководитель рабочей группы по выработке этих альтернативных предложений.

Ярослав, мы не будем обсуждать Декрет № 3...

Ярослав Романчук:
– Что обсуждать мертворожденное дитя?

Анатолий Лебедько:
– Очевидное, да. Люди свое отношение высказали, выйдя на улицы. Социальные сети открываешь – там полный негатив, 95 %. И сейчас встал вопрос: “Хорошо, вы критикуете. А что взамен?”. И вот давайте обсуждать, есть ли какая-то альтернатива?

Ярослав Романчук:
– Альтернатива есть, она комплексная. В Декрете есть 3 цели: социальное иждивенчество, занятость – собственно, вроде, вещи, которые должны быть. Но в самом законодательстве нет понятия “социальное иждивенчество”. То есть как можно стимулировать или бороться с тем, чего не понятно...

Анатолий Лебедько:
– Ну, в законе нет, но все понимают, что иждивенец – это тот человек, который, как трутень, лежит и ничего не делает.

Ярослав Романчук:
– Вот. А наши органы гос.управления считают, например, людьми на иждивении пенсионеров. Получается, что 2,7 миллиона человек уже иждивенцы. Потом получается еще одна категория – 3 млн беларусов получают льготы. Они ж тоже иждивенцы, получается – если они получают льготы? Поэтому мы в нашем предложении...

Анатолий Лебедько:
– Первое – разобраться, кто такие иждивенцы?

Ярослав Романчук:
– Разобраться, кто такие иждивенцы, дать четкое определение, чтобы было из этого понятно, что делать дальше.

Анатолий Лебедько:
– Ясно.

Ярослав Романчук:
– Ответ на это очень простой, подготовлен проект закона об адресной денежной социальной поддержке. То есть деньги будут получать только те, кто реально в них нуждается, на основании четко выработанной стратегии.

Анатолий Лебедько:
– А что, получают те, кто не нуждается?

Ярослав Романчук:
– У нас 20 % самых богатых домашних хозяйств получают больше, чем 20 % самых бедных.

Анатолий Лебедько:
– Стоп. То есть вот сегодняшняя ситуация: из бюджета...

Ярослав Романчук:
– Из бюджета. Через деньги...

Анатолий Лебедько:
– Идет поддержка людей, чье финансовое самочувствие хорошее?

Ярослав Романчук:
– Через материальные и нематериальные формы они получают больше денег из бюджета. Смотрите, вот если, например, у вас 200...

Анатолий Лебедько:
– Ну, как это может быть при Лукашенке такая вещь?

Ярослав Романчук:
– Левые в плане не политической ориентации, а совершенно с другой стороны. Если ты хочешь сделать социальное государство, ты должен определить, кто у тебя нуждающийся. Этого нет. Поэтому мы в этом проекте закона предусматриваем четкие критерии того, кто может претендовать на деньги из бюджета.

Анатолий Лебедько:
– И кто может тогда потерять в этой ситуации?

Ярослав Романчук:
– В этой ситуации потеряют те люди, которые с хорошим доходом и получают деньги из бюджета. Мой любимый пример, если какой-нибудь чиновник может претендовать на то, чтобы получить бесплатно землю, бесплатно кредит на 40 лет под гарантии правительства – вот это такая дотация, которая...

Анатолий Лебедько:
– Исчезнет.

Ярослав Романчук:
– Однозначно исчезнет. Просто в этой ситуации такого не будет. И государство сэкономит на этом. То есть если сегодня дотации все, которые выделяются, – около миллиарда долларов плюс еще нематериальные, плюс еще искажение производства, то этого будет гораздо меньше. То есть первый наш блок...

Анатолий Лебедько:
– Ну, люди это поддержат.

Ярослав Романчук:
– Посмотрим. Я надеюсь. Людям надо просто объяснить, что государство у нас не такое богатое, как Америка, как Германия, поэтому если у нас есть миллиард долларов, давайте мы дадим его тем, кто реально нуждается. Мы определим его открыто, публично. Все фамилии будут известны. Для того, чтобы наша солидарность, наше сострадание с людьми выражалось именно так.

Анатолий Лебедько:
– Ясно. Первое понятно.

Ярослав Романчук:
– Первое. Второе. Претензия к так называемым иждивенцам была в том, что они пользуются услугами здравоохранения и образования. Поэтому, первое – мы переходим на режим образовательных ваучеров. То есть чтобы начальная, средняя школа – родители – получают ваучер, который сами заносят в школу, и, соответственно, за этим ваучером следуют деньги. То есть ваучер нельзя прийти в магазин...

Анатолий Лебедько:
– Ну, ваучер – это бумажка?

Ярослав Романчук:
– Это бумажка, которая означает деньги конкретному образовательному учреждению. Это не те деньги, на которые ты можешь пойти и купить колбасу или пиво, то есть это так не работает. Это система, которая работает уже во многих скандинавских странах, в Бельгии, и она великолепно себя оправдала. То есть это возможность контроля родителями качества работы школ, это возможность участия в финансировании ими программ, и опять-таки это – гарантия того, что есть ответственное партнерство родителей, государства и школ.

Третий, не менее важный сюжет, который, на мой взгляд, самый острый, – это вопрос здравоохранения. Потому что претензия была такая, что так называемые тунеядцы пользуются бесплатными услугами, поэтому нужно заставить их платить еще раз. Во-первых, мы доказали, показали, сколько денег платит домашнее хозяйство ежемесячно. То есть получается, в год каждое домашнее хозяйство платит 1 600 долларов налогов. 1 600! а сами люди думают, что они платят только 18 долларов в месяц. То есть люди...

Анатолий Лебедько:
– Ярослав, правильно ли я понял, что на самом деле человек 142 доллара платит каждый месяц?

Ярослав Романчук:
– Каждый месяц, покупая товары...

Анатолий Лебедько:
– Независимо от того, имеет ли он работу?

Ярослав Романчук:
– Покупая товары и услуги, исходя из его расходов, потребительского бюджета. Он тратит на продукты питания, бензин, на акцизы на алкоголь, сигареты и т.д.. Исходя из этого, в цене товара от 30 до 60 % сидят налоги. Если просто посчитать и сказать: “Люди, вот сколько вы платите налогов, а не 18 долларов, которые идут за счет подоходного налога или взноса в ФСЗН”.

Поэтому, если вы посмотрите вот так на эту проблему, естественно, возникает вопрос, откуда вообще взялась концепция, что люди, полмиллиона, не платят налогов. Исходя из банального экономического невежества и заблуждения.

Анатолий Лебедько:
– Эти полмиллиона примерно 140 ежемесячно вынуждены...

Ярослав Романчук:
– 140! Не вынуждены – просто платят, так система работает! Это просто абсурд! Вот, например, компании платят налог на недра. Недра принадлежат народу. То есть народ платит налог через данную структуру. Эти деньги должны идти на расходы всех, а не то, что : “А, это управление делами президента!” или это Беларуськалий, или еще что-то. Калийный комбинат платит налоги? Это общественная собственность? Он платит налоги – наши.

Поэтому делать только нарушения и вообще я скажу извращение конституции заключается в том, что там 56 статья, не сказано ни слова о том, через какой инструмент должна происходить оплата. Там сказано: “Обязан участвовать в финансировании”. Я включил свет – я финансирую, открыл воду – финансирую, купил пирожок – финансирую, потому что там сидят налоги. Я не могу без налогов ничего в Беларуси купить. Это очень важный тезис. Исходя из этого, переходим вот к этому здравоохранению.

Индивидуальные накопительные медицинские счета страховые. Страхование индивидуальное. Государство каждому человеку открывает индивидуальный накопительный счет и каждому человеку, исходя из бюджета, около 100 долларов в год перечисляет на его счет, и он ежемесячно пополняет этот счет. При этом он выбирает, где, какими услугами пользоваться.

Иными словами, если у меня хороший доход, государство дает мне 100 долларов, я иду в медицинский центр, который мне оказывает услугу за 20 долларов. Если у меня доходы меньше, я могу выбрать такую же услугу за 5 долларов. Но главное – чтобы было право выбора. Здесь персональный учет, здесь солидарное финансирование государства и гражданина, здесь инвестиции в здоровье, и самое главное, самое моральное, что если ты здоровый человек, эти деньги после того, как ты умер – человек умер...

Анатолий Лебедько:
– Не очень оптимистично.

Ярослав Романчук:
– Ну, мы все смертны. Все смертны. Поэтому, когда человек умирает, эти деньги передаются по наследству...

Анатолий Лебедько:
– То есть они не сгорают, они переходят...

Ярослав Романчук:
– Не сгорают. Вот аргумент власти, что “вы сволочи, некие паразиты, тратите деньги других налогоплательщиков и ничего не платите, он абсолютно полностью исчезает, потому что персональный учет у каждого человека, никаких категорий, никакого лоббизма страховых компаний – вот как эта система работает.

И большой пакет – 70 пунктов – это по раскрепощению деловой инициативы, по занятости, по интеграции системы образования и адаптации к реальным нуждам экономики. Мы берем “Миллион новых рабочих мест”, мы берем Платформу национального бизнеса и мы берем наши предложения по налоговой системе. Три документа лежат в основе этого блока.

И как Лукашенко сейчас обсуждает декрет о развитии предпринимательства, там один декрет и плюс там еще, по-моему, 8 других указов, постановлений. То же самое здесь. Ответ на те проблемы, которые так или иначе обозначены хотя бы формально в Декрете № 3, мы даем через пакетное инновационное законодательное соглашение.

Анатолий Лебедько:
– Ну, что ж, друзья, смотрите, мы в очень короткое время попытались вместить очень емкое, очень сложное, непростое. То, что сказал Ярослав, это еще не закон, это предложение к нашему с вами обсуждению. Что мы собираемся делать? Мы приедем к вам в регионы, приедет Романчук, приедут лидеры правоцентристской коалиции, депутат Анна Канопацкая. Мы будем с вами встречаться, мы будем с вами говорить, спорить, дискутировать, обсуждать.

Мы максимально на всех возможных площадках опубликуем эти предложения, которые касаются и образоания, и здравоохранения, и адресной поддержки, и развития бизнеса, и положений из программы “Миллион новых рабочих мест”. И давайте вместе, только небезучастно, на это реагировать. У вас будет право выбора: либо обновленный Декрет № 3, что предлагает власть, либо правоцентристская альтернатива Декрету № 3, что предлагаем мы. Давайте вместе делать наше будущее.

Смотрите нас, как всегда, без цензуры.

 

Программа «Пять минут о главном» – это о нашей реальности, о нас с вами, о наших проблемах и перспективах. Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.