A+ A A-


Нужен ли Беларуси кредит МВФ?

Оцените материал
(3 голосов)

О внешних государственных займах и о том, на решение каких задач они должны быть направлены рассуждают экс-глава Нацбанка Беларуси Станислав Богданкевич, эксперт Либерального клуба Антон Болточко и экономист Лев Марголин.

 

«Разговор на троих», ОГП-ТВ

Стенограмма

Лев Марголин:
– Добрый день, уважаемые зрители. Снова с вами «Разговор на троих». У нас в гостях Станислав Антонович Богданкевич, он, наверное, в представлении не нуждается, и эксперт «Либерального клуба» Антон Болточко.

Тема нашей сегодняшней беседы – это Международный валютный фонд и его кредит. Мнения расходятся: одни утверждают, что мы его вот-вот получим, этот кредит, а другие говорят, что он нам вообще не нужен. Давайте попробуем разобраться.

Итак, первый вопрос: кредит нам нужен сегодня или не нужен? Станислав Антонович?

Станислав Богданкевич:
– Ну, безусловно, нужен, мы находимся в глубоком кризисе. Другое дело, чтобы этот кредит не использовался для того, чтобы все оставить, как есть. Главное, чтобы это было под программу реформ, под программу преобразования экономической системы. Под программу перехода от административно-командной системы к конкурентно-рыночной системе. Это главное. Если под программу – нам очень нужен этот кредит.

Лев Марголин:
– Антон, а вы считаете, правительство белорусское тоже заинтересовано в кредите? Оно ведет работу по получению этого кредита?

Антон Болточко:
– С одной стороны, кредит Беларуси, на самом деле, не нужен, так как его получение в очередной раз втягивает нас в эту спираль, где мы получаем кредит, тратим деньги, а потом его отдаем. С другой стороны, существует та реальность, в которой мы живем, и в ней как раз-таки без кредита нашей экономике очень тяжело. Правильно сказал Станислав Антонович, та модель, которая на сегодняшний день есть, источники поддержания ее стабильности – это внешние кредиты.

И поэтому, отвечая на ваш вопрос, - да, на сегодняшний день правительство заинтересовано в получении кредита. И поэтому делается все для того, чтобы внешние кредиторы где-нибудь к началу следующего года или, возможно, в этом году перечислили на счет Беларуси энную сумму денег. Вопрос в том, куда эти деньги потом пойдут.

Лев Марголин:
– То есть кредит нужен не сам по себе, а для того, чтобы проводить реформы, а с этим у нас как раз напряженка. Возникает вопрос, не так давно из уст первого заместителя председателя правления Национального банка прозвучала информация о том, что после выборов нас порадуют какой-то такой программой достаточно серьезных структурных реформ. Вы считаете, это действительно серьезное заявление или это очередное, так сказать, для усыпления…

Антон Болточко:
– В последнее время в официальных документах, действительно, звучат такие фразы, как структурные реформы, экономические преобразования и т.д. и т.п. Даже послание президента народу строилось на тех тезисах, которые, как мне кажется, очень близки к пониманию экономической перестройки.

Но есть один важный момент. Когда мы говорим «реформы», мы, все здесь сидящие, можем понимать одно, а когда кто-то еще говорит «реформы», это может быть совершенно другое. Поэтому очень важно смотреть за содержанием. И вот, к сожалению, с содержанием есть некоторая проблема.

И последняя проверка документов, которые существуют на следующий год, говорит о том, что под структурными реформами скорее подразумевается модернизация действующей централизованной системы управления экономикой. То есть это повышение эффективности управления госсобственностью, это работа над кадрами государственной службы, это гибкость экономики, это индикативные показатели, но вот чтобы были описаны какие-то преобразования экономические, такого я не видел.

Лев Марголин:
– Принципиальное что-то, да?

Антон Болточко:
– Да, совершенно верно.

Лев Марголин:
– Станислав Антонович, а вас не удивляет, что как-то вот последнее время о реформах больше говорится из Нацбанка, а не из правительства? Хотя, по идее, Нацбанк – это, на мой взгляд, такая достаточно должна быть консервативная структура, которая должна стоять на страже каких-то таких постулатов, показателей, которые не должны отклоняться в ту или другую сторону, а реформами больше должно правительство заниматься.

Станислав Богданкевич:
– Я понимаю так, что у Нацбанка нет выхода, кроме как предлагать реформы, иначе он не обеспечит экономике стабильного платежного средства, то есть валюты не даст национальной. У нас же сегодня нет валюты. Когда доля сбережений населения в национальной валюте – менее 20 %, все остальное – это иностранная валюта. Нет национальной валюты.

А Нацбанк существует, главным образом, для того чтобы дать бизнесу, дать гражданам это средство для сбережений, для накоплений, для расчетов, для учета и т.д. Это главная роль Национального банка. Как он может сегодня выполнить эту функцию, когда у нас огромные убытки ведущих государственных компаний? Огромные убытки. Или же огромная дебиторская задолженность, неплатежи, огромные складские запасы. Это все связано с денежной массой.

Поэтому как можно решить? Я как-то предлагаю так безответственно, что надо прекратить полностью выделение кредитов убыточному сектору. А что делать, когда 3000  предприятий убыточны? Когда десятки и сотни тысяч рабочих мест – это убыточные рабочие места?

Лев Марголин:
– То есть Национальный банк уже на своей шкуре почувствовал, что реформы нужны? А правительство, видимо, еще сомневается. Но вернемся к Международному валютному фонду. Опубликованы цифры очередных прогнозов этого фонда, и они очень, скажем так, не обнадеживающие. Какой-то рост они предвидят только в 20-м году, а мы с вами знаем, что такое прогноз погоды, когда более или менее что-то реально – только на завтра и послезавтра, а в 20-м году – это то ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли нет. И вот с этой точки зрения, все-таки, можем мы рассчитывать на кредит Международного валютного фонда в таких условиях?

Антон Болточко:
– Ну, кредит как раз таки дается для того, чтобы поправить ситуацию. На это и делается ставка нашими органами власти. Они говорят, что вот структурные реформы, вы видите, что у нас проблемы, но нам необходимы средства, чтобы их реализовать. Вопрос возникает, который мы обсуждали в начале программы, куда эти деньги потом пойдут.

Тот прогноз, который дал МВФ, он, на самом деле, немного отстает от тех прогнозов, которые раньше были даны и другими международными организациями. Просто МВФ подстраивается, скажем так, или делает запоздалый прогноз развития белорусской экономики. Минус 3,5 % - в принципе, они ожидаемы.

Лев Марголин:
– То есть он более пессимистичный или он более оптимистичный?

Антон Болточко:
– Он находится на той же примерно кривой, как и все остальные. Та же ЕАЭК – Евразийская экономическая комиссия – самая, наверное, пессимистичная из организаций, которая дает прогноз для Беларуси меньше 4 % падение. Это еще раз просто констатирует факт, что нам необходимы реформы, необходимы деньги под реформы. То еще раз доказывает, что МВФ, в принципе, оценивает ситуацию так же негативно, как многие окружающие организации, и для этого необходимы деньги.

Лев Марголин:
– Но Международный валютный фонд, наверное, так же, как и антикризисный фонд Евразийского союза все-таки будет ориентироваться на какие-то программы. Как вы считаете, Станислав Антонович, будет предложена такая программа? Или это в очередной раз будет, как вы когда-то говорили, «для того, чтобы получить кредит, но не для того, чтобы это потом выполнять»?

Станислав Богданкевич:
– Я думаю, что примерно так и остается. Я слышу Лукашенко, он заявляет, что лучшей моделью, созданной в мире, является авторитарно-командная модель, модель ручного управления. Что она 20 лет реализовывалась, и была обеспечена стабильность, и определенный рост экономический и уровня жизни, и т.д.

Лев Марголин:
– А то, что сейчас, это просто временные трудности?

Станислав Богданкевич:
– Это временные трудности. И я бы сказал, что среди экспертного сообщества есть большое единодушие, даже нечего предлагать. Когда я беседовал с Христианскими Демократами, то – ну, какая отдельная может быть программа? Программа общая. И она поддержана всем экономическим либеральным сообществом. И тут не то, что нам дадут… Нам самим надо предлагать программу.

Лев Марголин:
– Реформы нужны не МВФ, реформы нужны нам самим.

Станислав Богданкевич:
– Безусловно. Решительные, глубинные, жесткие. Нужна и концепция, и дорожная карта: в какие сроки что будем делать. Я бы начал хотя бы с того, что прекратил выпуск продукции, которая не имеет на платежеспособном рынке сбыта. Прекратить транжирство ресурсов. Немедленно.

Лев Марголин:
– Антон, а вот некоторые считают, что МВФ кредит даст, и даст не потому, что предоставят какую-то программу реальную. Программа может быть действительно такая – для вида. Но с точки зрения политической целесообразности вот сейчас модна идея оттепели, идея дружить с Беларусью, и вот под эту идею, мол, МВФ даст кредит. А другие считают, что нет. Если не будет реальной программы, то фонд, который уже один раз обжигался на своих авансах, на своих пряниках, если не будет программы, то МВФ кредита не даст. Как вы считаете?

Антон Болточко:
– Ну, мне кажется, что если бы это зависело от имиджа Беларуси и тех последних событий, которые формируют его, то МВФ уже бы выделил деньги. Так что здесь в основе все-таки лежит не только программа как таковая – программа ведь готова, и есть дорожная карта, ее проект, точнее. Здесь все упирается в политическую волю реализации многих положений. Мне об этом говорили, кстати, сами представители МВФ, они явно помнят предыдущую программу, когда многое было не выполнено. И сейчас хотелось бы видеть не только  какие меры, какие шаги необходимо совершать, но и насколько готова наша власть.

Ведь на сегодняшний день, к сожалению, я бы не назвал правительство, находящееся в кабинетах, правительством реформаторов. Да, в Нацбанке… Кстати, уникальная ситуация, да, когда Нацбанк становится источником реформ, инициатором. Как в самолете, когда один двигатель начинает работать быстрее, второй отстает. И поэтому они подталкивают всю остальную экономику реформироваться, но, к сожалению, все это пока идет очень тонко.

Но я бы хотел ухватиться за слова Станислава Антоновича по поводу того, что программа нужна нам, реформы нужны нам. Последнее время часто можно услышать, всем все известно, как делать реформы, уже все прописано, МВФ имеет сотни программ, у них есть десятки различных стран, где проходили реформы. Но вот здесь есть большая опасность. Все делать под модель проекта реформа МВФ, Всемирного банка или какой-то другой организации – это означает, что можно многое упустить, что касается национальных интересов.

Реформы должны делаться, исходя из тех оснований, которыми обладает Беларусь. А их лучше всего знают наши собственные специалисты. И вот этого, к сожалению, не хватает. У нас кризис идей в стране, нету дискуссии, которая бы позволила выработать нашу дорожную карту, которая будет нужна нам, а не МВФ. Ведь деньги мы даже под обещания можем получить. Но вот действенны ли будут эти обещания, если их реализовывать – это уже большой вопрос.

Лев Марголин:
– По крайней мере, с этим мы определились – программа нужна не МВФ, программа нужна экономике Беларуси. А теперь последний вопрос нашим обоим экспертам. Стране нужны деньги. Даже при существующей экономической модели, нужны деньги, потому что просто они нужны. Но. Можем ли мы рассчитывать даже в самом благоприятном случае, что МВФ возьмет и отвалит, скажем, 3 млрд. к новому году. Или это все-таки будет поэтапная ступенчатая программа по принципу: шаг с одной стороны – шаг с другой стороны, порция реформ – порция денег? Как вы считаете?

Станислав Богданкевич:
– Я считаю, что будет, как вы сказали в конце – будут выделять по порции, поэтапно. И с учетом выполнения каких-то взятых на себя обязательств. Я думаю, что они научены. В то же время, у нас хорошая кредитная история – у Беларуси как у заемщика. Мы в сроки погасили все кредиты МВФ.

Лев Марголин:
– Но кредитная история – это больше для коммерческих кредитов. Если бы мы брали кредиты из этого банка…

Станислав Богданкевич:
– Я понимаю. Но в конце концов это тоже важно для МВФ, что мы своевременно погашаем взятые ранее кредиты. Я думаю, что до нового года нам никто кредитов не даст. Я имею в виду – с Запада, с МВФ. Что касается России, то, видимо, какие-то начальные транши пойдут в Беларусь для спасения белорусской экономики. И для поддержки одновременно российской экономики, потому что мы видим эту огромную взаимозависимость. Мы видим, что как только чуть-чуть мировая цена на нефть повысилась и рубль российский укрепился, и наш укрепляется.

Лев Марголин:
– Антон, как вы считаете, пряник к Новому году получим мы или нет?

Антон Болточко:
– Что касается первого вопроса, транши будет, не будет какого-то одного платежа, это, в принципе, нормальная модель выделения кредитов. Вспомним, что один из траншей со стороны наших восточных партнеров до сих пор еще не поступил, 440 млн. по кредитной программе, которая была реализована раньше.

Что хотелось бы еще добавить, на самом деле, кроме международных организаций, есть еще некоторые источники поступления средств. И они находятся внутри Беларуси, в том числе. Не забываем, что в банковской системе есть деньги, и они также номинированы в иностранной валюте. Изъять их можно разными способами, в том числе, вполне легальными. Стимулировать, чтобы банки продавали на бирже, это тоже какая-то подпитка.

МВФ мы скорее рассматриваем как источник более колоссальных средств, которые будут направлены – вот, кстати, вопрос до сих пор – куда будут направлены. Ну, а до нового года… Тут некоторый скепсис, конечно, присутствует. Но программу ведь можно подписать и согласовать к концу года, а вот транши уже пойдут в следующем году. Поэтому, скорей всего, договоренности мы достигнем в этом году, а вот реальные деньги получим уже, как говорится, когда стулья будут поставлены.

Лев Марголин:
– Ну, что ж, я думаю, что мы определились и сошлись в некоторых вопросах. Во-первых, деньги стране действительно нужны. Программа, под которую эти деньги могут быть выделены, нужна, прежде всего, нам, а не Международному валютному фонду. Ну, и то, что может предоставить МВФ, это даже скорее не финансовые ресурсы сегодняшние, сколько, может быть, повышение рейтинга Беларуси как заемщика и возможность эти деньги где-то одалживать и на коммерческих условиях.

На этом мы с вами сегодня прощаемся. Напомню, что у нас в гостях сегодня были Станислав Антонович Богданкевич и Антон Болточко, эксперт «Либерального клуба». 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.